TOP

ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖДУ ЗАКОНОМ, СОВЕСТЬЮ И ВНУТРЕННИМ УБЕЖДЕНИЕМ АДВОКАТА

 

«Суд совести — закон и цепь

его греховный мир сковала»

Данте Алигьери

«Божественная комедия»

1.

В античной Греции софист Протагор обосновал право человека на свободу слова, доказывая необходимость признания государством свободы слова за каждым.

Общественная жизнь греков становится «существенным моментом повседневной жизни граждан. Она выносится на городские площади, суды переполнены делами, связанные с обвинениями в измене и растрате государственного имущества, краже, неуплаченных долгах, кощунстве и оскорблении, народное собрание подолгу заседает» /1/.

…Расцвет демократии: приступают к совещанию, где все дело в рассудительности и справедливости, афиняне слушают совета всякого человека, так как всякому подобает быть причастным к этой добродетели, а иначе не бывать Государствам. /2/.

Свердловский областной Суд, СССР, 1985 г.: Дело Пухова /24 трупа/. Защиту осуществлял адвокат Михайлович И.В. /по назначению/.

Прения, адвокат: «…Смертная казнь отменена во всех цивилизованных странах, ее необходимо отменить и у нас, в нашей стране — сейчас, сегодня…». /Автор присутствовал на прениях/.

Подсудимый приглашал к себе (сменил) более 30 адвокатов, в том числе, и автора этих строк.

… ВЕСНА, СОЛНЦЕ…, ДВОЕ СОПРОВОЖДАЮЩИХ С ОВЧАРКОЙ.

ПОДСУДИМЫЙ: «В Ваших услугах, адвокат, не нуждаюсь».

2.

Расцвет демократии: Для того, чтобы «этого всякого человека» слушали, он должен был обладать ораторским искусством. Этим искусством обладали софисты. Главный принцип софистов – истиной является то, что может быть доказано достаточно убедительно /для софистов абсолютная истина не существует/. Софистами называли мудрецов, от греческого слова «софос» — мудрость, к этой мудрости, ораторскому искусству, мог приобщиться любой, кто платил за учение говорить и логически мыслить. Институт прокуратуры не существовал. Обвинителем мог выступить каждый. Обвиняемый защищался сам /в демократических Афинах Совет пятисот – высший совещательный и исполнительный орган/.

Судиться в Афинах было сложно, поэтому участники процесса обращались к софистам — лицам, обладающим ораторским талантом, которые за плату составляли речи для своих клиентов, т.е. их заучивали и произносили в суде. «Бывали случаи, когда «мудрец» составлял речи и для истца и для ответчика. Плутарх сообщает, что так поступал даже Демосфен» /3/: «Проклятые софисты, готовы говорить о чем угодно и прославлять кого угодно» за плату /Дион Хрисостом «Златоуст» — 40-120 г.г. н. э./.

Одним из Крупнейших теоретиков и учителей красноречия был выдающийся Оратор в 5 веке до н. э. софист Горгий из сицилийского города Лонтины, жители которого в 427 г. до н. э. отправили его послом в Афины с целью примирения с ними афинян.

Горгий в Афинах выступил и как софист. Благодаря своему красноречию он так увлек афинян, что день его прибытия стал считаться праздником. Он собирал к себе слушателей, объявив, что будет отвечать на все предлагаемые вопросы и рассуждать о всяком предмете по желанию посетителей. Люди стекались к нему толпами и за находчивость его ума, изворотливость слов платили большие деньги.

3.

В научной литературе софистика трактуется и как духовно-воспитательное философское течение», и как ораторское «искусство».

«Слово есть орудие разума… и принадлежит к высшей природе человека, для выражения того, что есть, что может и что должно быть, т.е. правды реальной, формальной и идеальной» — правда в трех» «?» ипостасях!

Обладание таким орудием, а по тому, когда он /СОФИСТ/ злоупотребляет им, выражая неправду ради низших, материальных целей, то он совершает нечто, противное человеческому достоинству… слово есть выражение человеческой солидарности, важнейшее средство общения между людьми; таким может быть только правдивое слово; поэтому, когда отдельный человек употребляет слово для выражения неправды ради своих эгоистических (не индивидуально-эгоистических, а и собирательно-эгоистических /семейных, сословных, партийных и т.д.) целей, он нарушает права других (так как слово есть общее достояние) и вредит общей жизни.

Если ложь, таким образом, будучи постыдною для самого лгущего, вместе с тем обидна и вредна для обманываемых, то, значит, требование Справедливости имеет двоякое нравственное основание: во-первых, в человеческом достоинстве самого субъекта, и, во-вторых, в СПРАВЕДЛИВОСТИ, т.е. в признании права других не быть обманываемыми мною, поскольку я сам не могу желать, чтобы меня обманывали». /4/

ТРЕБОВАНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДЛЯ САМОГО СУБЪЕКТА – СУБЪЕКТИВНЫ, КАК И ЕГО ЦЕЛИ – Я САМ НЕ МОГУ ЖЕЛАТЬ, ЧТОБЫ МЕНЯ ОБМАНЫВАЛИ, НО СОФИСТУ НЕТ ДЕЛА ДО «правды реальной, формальной и идеальной» — ДЛЯ НЕГО СУЩЕСТВУЕТ ТОЛЬКО ОДНА ПРАВДА – «ПРАВДА КЛИЕНТА».

Дело З. /особо опасный, осужден к 15 годам лишения свободы из них 10 лет в тюрьме, отбыв 8 лет, совершает двойное убийство в камере/.

Адвокат Митин А.М. выступал 1 час 49 минут /по назначению/:

— С Прокурором не могу согласиться… нет доказательств мотива преступления… смертную казнь необходимо отменять…

Подсудимый:

— Гражданин адвокат, спасибо за защиту.

— Граждане судьи, прошу высшую меру наказания, я устал жить /дословно/.

/Автор этих строк присутствовал на процессе/.

Аристотель определяет риторику /ораторское ИСКУССТВО/, как систему доказательств, применяемых в речи, как науку, тесно связанную с диалектикой, «способную находить возможные убеждения относительно каждого данного предмета». /5/

«Невозможное, но вероятное следует предпочитать тому, что возможно, но невероятно» — тоже Аристотель, но в «Поэтике» — чем не софист!

Аристотель посвятил софистам книгу — «О Софистических опровержениях», доказывая, что «одни опровержения суть умозаключения, а другие /софистические/ не будучи ими, лишь кажутся таковыми – это очевидно».

Однако, если подходить к риторике как к ораторскому искусству, необходимо ознакомиться с работой Аристотеля, посвященной писателям «Поэтика». /Писатель может написать рассказ и о чернильнице, говорил А.П. Чехов/.

Речи софистов дошли до нас в письменном виде, следовательно, софисты были и писателями /речи Горгия, Демосфена, Лисия и др./ Риторика, как ораторское искусство по отношению к самому искусству не только писателя, но и ритора–софиста не исключает, когда ему говорят, представленное невозможно. Да. Возможно, допущена ошибка, но и ораторское искусство — право, если оно достигает своей цели. Ведь цель достигается, если таким образом, оно /ораторское искусство/ делает ту или иную часть речи более потрясающей. Горгий считал, что убеждающая речь софистов по силе воздействия сопоставима с поэтической речью.

Аристотель определяет риторику, ораторское искусство, как систему доказательств, применяемых в речи, как науку тесно связанную с диалектикой, способную находить возможные убеждения относительно каждого данного предмета.

Возможные убеждения не исключают ошибки. Вопрос в чем… в области самого искусства или в чём-нибудь ином, случайном?

Не так важно, если адвокат /ритор, далее адвокат/ не знает, что лань не имеет рогов, как то, если бы он представил её несоответственно действительности.

Кроме того, если адвоката критики порицают за то…, что он изобразил неверно, Аристотель советует: так может быть…, так и Софокл говорил, что он представляет людей такими, какими они должны быть, а Эврипид — такими, какие они в действительности.

Далее Аристотель советует как следует опровергать нападки критиков… если нельзя сослаться ни на то, ни на другое, то сказать – так говорят…, но все-таки так говорят.

4.

В ст. 15 УПК РФ закреплено положение о пассивности суда по отношению к активности сторон – прокурора и адвоката.

«Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает условия для состязания /кто выше прыгнул/, для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей. Он не должен подменять стороны».

Принцип состязательности противопоставляется объективной истине.

Не истина, а «выигрыш» дела объединяет Софистов и уголовный процесс РФ.

Для суда «никакое доказательство не имеет заранее установленной силы обвинения, защиты, которые равны перед судом».

Статья 17 в части 1 УПК РФ закрепляет этот «постулат» неограниченными правами судьи:

«Судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению… руководствуясь при этом законом и совестью».

«Оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению… руководствуясь при этом законом и совестью» наделены и «присяжные заседатели, а также ПРОКУРОР, СЛЕДОВАТЕЛЬ, ДОЗНАВАТЕЛЬ»!

А где же АДВОКАТ?

«Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом» /ст. 15 ч. 4 УПК РФ/.

Помилуйте, «равноправны перед судом», но, не наделяя Адвоката правом «оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению… руководствуясь при этом законом и совестью», то о каком равноправие речь!

 5.

– «Не ищи правды в других, коль в тебе её нет».

В чем причина, Адвокат лишен объективности?

Адвокат не в силах «оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению»!

«Внутреннее убеждение» Адвоката может быть на «октаву» выше, ниже – «внутреннего убеждения» судьи, и критерий внутреннего убеждения судьи, вне всяких сомнений, зависим от его партийной принадлежности, дел, фаз луны и т.д., впрочем, как и Адвокат. Сегодня клиент пользуется ст. 51 Конституции РФ, завтра признает вину частично, а утром просит особый порядок судебного разбирательства, в суде не признает вины, душевно болен…

Критерием понятия «внутреннее убеждение» — в самом субъекте, следовательно, субъективно, как и оценка доказательств.

 6.

Адвокат не может «руководствоваться законом»?

Руководствоваться Законом, но каким? Необходимо оценить доказательства, кои субъективны. «Все необходимое всегда тягостно» /6/.

Законы неоднократно меняются, дополняются, комментируются, предлагают некоторые уголовные Законы отдать арбитражным судам.

Верховный Суд РФ выносит свои Постановления, которые судьи читают, адвокаты оглашают, а Постановления Конституционного Суда не имеют юридического статуса – не обязательны к исполнению — «Судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению… руководствуясь при этом законом и совестью», а если они противоречат УК РФ, УПК РФ, ГК РФ – их же надо отменять мгновенно!

Спрашивается: возможно, чтобы кто-либо добровольно испытывал несправедливость?

А Дума думает?

Что для Думы Конституционный суд? «Пожелало Государство, которое нисколько о Законах не заботится». Анаксандрид, /7/ – это она вносит поправки в Конституцию РФ, ее возможности безграничны на правовом поле.

А Адвокату не доверяют «руководствоваться законом», правда, и сами Законодатели не знают, какой Закон намедни действует.

Что же делать с «совестью», ею необходимо руководствоваться при «оценке доказательств», но Адвоката опять обделили, он лишен возможности советоваться со своей совестью при оценке доказательств, такого Закона для Адвоката нет.

«Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом».

Однако приговоры выносит Суд.

В ст. 15 ч. 4 УПК РФ отражено: «Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом».

Законы в УПК РФ прописаны, некоторые из них прописаны в Комментарии  Конституционного Суда.

Но, ни в УПК РФ, ни в Постановлениях Конституционного суда нет определения, что же это такое «Совесть»?

 7.

В статье отражено: «Судья руководствуется… Законом, и, дай Бог, Совестью».

А что же «Совесть»!

Закон – плюс Совесть. В Толковом словаре под редакцией Ушакова Д.Н. Совесть разъяснена.

Это «Внутренняя оценка, внутреннее сознание моральности своих поступков, чувство нравственной ответственности за своё поведение».

Судья, единолично оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению, совестью, выносит Приговор даже и в том случае, если Приговор близнец Обвинительного заключения, следовательно, он субъективен, Мера всех вещей /закон, совесть…/ – человек! главный лозунг софиста Протагора.

Но где критерий, позволяющий адвокату, выступая в суде, быть абсолютно уверенным, что судья, как и вынесенный им Приговор, справедлив. Мера всех вещей – человек!

Вопрос: много судей, которые при встрече с адвокатом, протягивая руку, открыто смотрят в глаза?

Кто сказал, что такие судьи, исчезли с лица Земли!

Вне всяких сомнений, «созерцание справедливости — удовольствие, доступное одному только Богу» и судьям, присяжным… /8/

Адвокат, выступая в суде, надеется, что судьи знакомы и с изречением древних греков: «Приучая себя к справедливости, более всего стыдись самого себя».

Впрочем, стыдиться самого себя — это бремя и адвоката, который «коль залез на крест, с креста не слезает».

Поиск истины – удел следствия. Адвокат  не занимается поиском истины?

Адвокат, когда перед ним железобетонная стена доказательств, обязан в поисках «истины» опираться на главный лозунг Протагора:

«Мера всех вещей — человек».                                  

Дело Зимина, 1993 г. Адвокат по назначению Клюкин В.П.

Старший следователь прокуратуры:

— Ваш подзащитный имеет «букет» преступлений, пусть он тяжело болен, но его место в больнице следственного изолятора.

Адвокат:

— Квалифицированную помощь ему могут оказать только на свободе, и он её получит, я гарантирую. Читайте историю болезни, да и законы…

Адвокат своё слово сдержал /автор этих строк встречался с Зиминым, когда он проходил курс лечения на свободе/.

  8.

…Грязный предатель Иуда – все они добрые люди?

Да, — ответил арестант.

/М. А. Булгаков. «Мастер и Маргарита»/

Р.S. «Преследование прагматической истины, когда оно ведётся искренне, должно игнорировать моральные соображения».

Краснопольская А.П. /журнал «Человек», 2004 г./.

 

10 февраля 2013 г. 

Автор статьи: Адвокат Звездников Вячеслав Вадимович

 

Список использованной литературы:

 

1. Богомолов А.С. Античная философия. М., 1985, С. 109.

2. Платон, Прот., 332 е – 323 а

3. Ораторы Греции, изд. «Худ. Лит.» 1985 г. ст.8.

4. В.С. Соловьев. «Оправдание добра»

5. «Риторика», 1, 13355 б

6. Эвеней, «Метафизика», у-5

7. т. 3, гл. 10, Риторика, Аристотель

8. Артур Рембо. «В зеленом кабаре» 27.04.2000.

 

Данная статья опубликована на нашем сайте по просьбе автора без какого-либо редактирования. Все выделения, подчёркивания, ссылки, шрифты — авторские.